Над пропастью во лжи. Часть 2. Европа

"Винни, Винни, а куда это мы идем?"

Европа. В Европе ситуация еще хуже, чем в США. И сразу по многим параметрам. Во-первых, Европа не однородна. Для принятия многих решений в США достаточно лишь Президента, для остальных – решение парламента, относительно легко достигаемого в случае договоренности всего двух элитных групп. При этом сами эти элитные группы чувствуют себя полностью защищенными от каких-либо политических рисков. Третьей силы в США просто не существует.

В Европе все на порядок сложнее. Огромные, иногда принципиальные, противоречия существуют между отдельными членами Евросоюза, в самих странах ни один политик не может чувствовать себя защищенным, что еще раз подтвердили недавние выборы во Франции и в одной из земель Германии. Но помимо этих противоречий существует еще и огромный класс еврочиновников, которые связаны со своими странами до определенной степени номинально и фактически действуют из своих собственных карьерно-политических интересов. А поскольку в текущей ситуации простых и безболезненных решений просто не существует, не говоря уже об электорально популярных, то инстинкт самосохранения и обилие многоуровневых противоречий попросту парализуют чиновную волю, заставляя либо не принимать вообще никаких решений, либо принимать решения, ничего по существу не значащие, но красиво звучащие. Таким примером стало принятие решения об увеличении европейского стабилизационного фонда в условиях, когда ни у одного члена Евросоюза попросту нет живых денег. Не то, что нет в достаточном количестве, а вообще нет.

Еще больше ситуация ухудшается тем, что как в политическом, так и в экономическом смыслах Европа не самостоятельна. Начиная во времен окончания Второй Мировой войны и по сей день, господствующая идея Евроатлантизма полностью убила в европейских чиновниках политическую волю. Европейские биржи и банки сотрясаются в припадке от каждого чиха из-за океана. А самая экономически полноценная страна Европы – Германия – имеет ограниченный суверенитет аж до 2199 года. В результате за почти 70 лет, прошедших с окончания Второй Мировой, Европа так и не вырастила в своих рядах ни одного Игрока мирового уровня, как и не стала таковым вся целиком. Предстоящий крах мировой финансовой системы ударит по Европе еще сильнее, чем по США. Во-первых, в США резервный план объединения с Мексикой и Канадой готов уже лет 10. И под него даже напечатаны солидные запасы новой валюты –Амеро. То есть доллар может быть заменен практически мгновенно с наведением в стране относительного порядка. В Европе ничего подобного нет. Старые национальные валюты уничтожены, запасы наличных евро минимальны и не смогут обеспечить денежное обращение в условиях падения банков. А банки падут неминуемо все до одного в течение недели после объявления дефолта. Так что в отличие от США, где оба варианта хоть и имеют разную привлекательность, но приемлемы, для Европы годится фактически только один – гиперинфляционный. Но сопротивление Германии, для которой этот вариант хоронит даже призрачные шансы на освобождение от ограничений суверенитета и все претензии на перспективы стать Игроком мирового класса; сопротивление Китая, не готового потерять свои многомиллиардные вложения в Европу, а также невозможность принятия быстрого согласованного решения существенно затрудняют принятие этого варианта. Даже при том, что США уже недвусмысленно намекают, что с нетерпением ожидают запуска «евростанка» в самое ближайшее время.

Но проблемы Европы не ограничиваются только политической импотенцией и экономической несамостоятельностью. Ничуть не меньшую, а во многом большую проблему представляет из себя пресловутый европейский «мультикультурализм». В случае неизбежных акций гражданского неповиновения выходцы из арабских и азиатских стран мгновенно покажут Европе, где должны «зимовать раки». События в Париже несколько лет назад покажутся легкой провокацией интеллигента-ботаника. А с учетом того, что происходить это будет по все Европе, нетрудно догадаться, каковы могут общие последствия - полный Хаос и потеря какой-либо управляемости. И все это в условиях, когда европейские полицейские силы являют собой лишь жалкое подобие своих американских аналогов.

Но и это еще не «конец обеда». Остановка Гольфстрима фактически ставит крест и на продовольственной самодостаточности Европы. Причем последнее в отличие от всего предшествующего не решается проблемами дополнительного спецназа из Китая или России, не решается выпуском новой валюты. Это проблема глобальна и очень долгосрочна. Не случайно Прохоров во время предвыборной компании, а вслед за ним и сам Путин говорили об Евразийской идее «от Лиссабона до Владивостока». Только произойдет это не так, как еще недавно виделось «великим и просвещенным» политикам Евросоюза. Если общий прогноз верен, а тому все больше фактических свидетельств, то Европа неизбежно отойдет в зону ответственности России. Причем без каких-либо усилий или насильственных действий с нашей стороны. Сама он просто не выживет, а Америка будет десятилетия замкнута на своих собственных проблемах. Китай же просто слишком далеко, да и Азию ему еще долго осваивать.

chipstone. livejournal. com/719789.html

Продолжение следует ….





  • Меню