Невзлин признался в умственной импотенции

8 Апреля 2005 | Мониторинг

Невзлин раздает интервью западным СМИ, потому что сам не способен организовать орган информации. Русский «Newsweek» напечатал интервью Невзлина, в котором он признается, что давно ничего уже не соображал ни в политике, ни в людях.

- У вас была надежда, что Пичугина оправдают, а значит, снимут обвинения и с вас?

- Ко мне приходили люди и говорили, каким будет приговор. Понятно, что его выбрали для того, чтобы достать меня. Но они совершили две ошибки. Во-первых, совершенно не понятно, с чего они взяли, что он был мне близким человеком и моим помощником. Во-вторых, они недооценили самого Пичугина, решив, что он, как бывший сотрудник органов, меня оговорит. Теперь мы будем обращаться в суд по правам человека в Страсбурге. Адвокаты говорят, что мы можем рассчитывать на ускоренное рассмотрение дела. Ведь оно вопиющее - человека осудили за убийство, при том что нет тел убитых.

- А о том, каков будет приговор Ходорковскому, вам рассказывали?

- Дают утечки все время, называют разные сроки. У Ходорковского чуть лучше ситуация, у него открытый процесс, у него коллегия профессиональных судей.

- Ходорковский с вами советовался, когда принимал решение не уезжать из страны?

- Разговаривал со мной два раза.

- И что вы ему посоветовали?

- (Пауза) Уезжать. Уезжать, потому что я очень четко понимал, что нельзя отдавать себя в руки опасного человека, который находится у власти. И вообще, бороться проще здесь, чем в тюрьме. В этом у нас были идеологические разногласия с Мишей. Я считаю мир открытым и глобальным, а потому все равно, где продолжать свою борьбу. Он - что, уехав, потеряет на это право. В России есть такое восприятие - уехал, значит, предатель. Ну и, конечно, тяжело уехать в ситуации, когда твой близкий друг [Платон Лебедев] находится в заключении. Но и ради Платона лучше было уехать.

- Когда вы узнали про то, что готовится кампания против ЮКОСа? Вообще, она готовилась заранее именно в таком виде? Вот Ходорковский нам сказал, что все было сразу организовано так, чтобы отнять компанию. Он знал об этом, когда говорил Путину про коррупцию на памятной встрече бизнесменов с президентом в начале 2003 года?

- Когда Ходорковский говорил это, ситуация для ЮКОСа была абсолютно благоприятной. Я не думаю, что Ходорковский хотел [обострения]. Он не знал. Нет, у нас была очень хорошая ситуация с Путиным в первое время. Во-первых, если помните, в этот период никаких антидемократических реформ не проводилось. Во-вторых, тогда демонстрировалась дистанция от бизнеса. Это нам обеспечивало рыночные преимущества. За счет накопленного опыта, хорошей команды, знания того, что нужно делать. И именно поэтому в эти-то годы мы и рванули. Причин для осложнений вроде бы не было. Ходорковский о планах привлечь в качестве акционеров американские компании [продать им долю в ЮКОСе] говорил лично Путину. Про идею парламентской республики тоже. Идея передачи власти парламенту даже была записана в послании президента [Федеральному собранию в 2003 году]. Кто ее потом оттуда вычеркнул, я не знаю.

Конечно, мы не предполагали, что так все кончится. Поэтому власть похваливали.





  • Меню